Любите сгущенку?

молоко формула

молоко формула

молоко формула

Республика Татарстан – один из немногих российских регионов, который молока производит больше, чем потребляет. По нормам Всемирной организации здравоохранения и Росздравнадзора, ежегодно каждый россиянин должен потреблять до 400 килограммов молока и молочных продуктов. В Татарстане реальное потребление – 355 килограммов, производит же республика 440 килограммов «молочки» на брата.

 

Чем больше, тем дороже

«Прилив» молока в регионе – явление сезонное. Осенью (и с этим ничего не поделаешь, такова уж физиология животных) производство сырого молока сокращается в 1,5 раза, а покупка молока не меняется в течение всего года. Летом все наоборот: молока хоть залейся, но покупают его меньше. Впрочем, на кармане конечного потребителя этот сезонный дисбаланс никак не сказывается – цены на «молочку» в магазинах держатся примерно одинаковыми круглый год. Зато его отчетливо ощущают на себе производители сырого молока, поскольку перепроизводство молока летом традиционно вызывает резкое снижение закупочных цен. Переработчикам это только на руку: летом снижается потребление молока, но возрастает спрос на кисломолочную продукцию, производство которой гораздо рентабельнее. Их черед страдать приходит осенью, когда наблюдается обратный процесс: дефицит сырого молока провоцирует повышение закупочных цен.

Впрочем, есть то, что объединяет и производителей, и переработчиков: ни тех, ни других не устраивают закупочные цены. Первые говорят, что действующие цены заставляют их работать за гранью рентабельности. Вторые считают их неоправданно высокими.

– Традиционно процесс повышения закупочных цен на молоко начинается в сентябре и длится вплоть до Нового года, – поясняет начальник отдела развития продовольственного рынка Министерства сельского хозяйства и продовольствия РТ Ильяс Зиннуров. Сегодня средняя цена за сырое молоко приближается к девяти рублям за литр.

В молочной отрасли не действует общерыночная формула «чем крупнее опт, тем ниже цена». Все как раз наоборот: чем больше объем, тем больше цена. Между тем значительная часть татарстанского молока производится на личных крестьянских и небольших фермерских хозяйствах.

 Дорогое дешевое молоко

Сегодня, по информации Ассоциации фермеров и крестьянских подворий Татарстана, за литр сырого молока малый производитель получает 5,3 рубля. Переработчик за дневным удоем к нему не поедет – слишком малы объемы, чтобы тратиться на транспорт. Связующим звеном между крестьянином и переработчиком становится сборщик молока, который берет за свои услуги 1,3–1,4 рубля. Порядка 70 копеек он накидывает за доставку, в итоге литр молока обходится переработчику в примерно в 7,3 рубля.

– Считаем дальше, – предлагает председатель ассоциации Камияр Байтемиров. – Экономисты говорят, что на переработку одного литра молока уходит всего 2 рубля 40 копеек. Плюс 30-процентная рентабельность производства. Итого – порядка 10 рублей за литр. Если верить сетям, они не делают наценку на молоко больше двух процентов. Получается, что молоко жирностью 3,2–3,5 процента не должно стоить больше 15 рублей. И откуда тогда такая цена на маложирное молоко – от 20,7 до 22 рублей?

Байтемиров не зря уточняет про жирность. Крестьяне и фермеры не сдают молоко с 2,5-процентной жирностью – на производства поступает продукт с жирностью как минимум 3,8 процента. Производитель снимает сливки, делает масло, сметану, творог и прочую жирную продукцию.

– Нам платят как за обрат, хотя реальная себестоимость молока – 12 рублей, – считает глава фермерской ассоциации. – Переработчик, снимая четырехкратную прибыль, неприкрыто наживается на производителях молока.

Байтемиров убежден: если низкая цена будет держаться и дальше, крестьяне и мелкие фермеры вынуждены будут пустить свой скот под нож. В отдельных районах процесс уже пошел. В деревнях Нижнекамского и Тукаевского районов поголовье скота за последний год сократилось в десятки (!) раз. Если подобная тенденция распространится на все районы республики, регион рискует потерять до 20 процентов своего молочного стада. Сейчас, согласно официальной статистике, крестьянским подворьям в общей сложности принадлежит 175 тысяч коров – половина дойного стада Татарстана. Минимальный суточный надой с одной крестьянской коровы – 15 литров. Выходит, ежедневный суммарный надой на крестьянских подворьях составляет более 2,5 тысячи тонн. Треть идет на продажу: из общего надоя в 3,5 тысячи тонн молока личные крестьянские подворья обеспечивают порядка 800 тонн.

На вопрос о том, какие затраты на производство молока крестьянин несет летом, когда корм для скота естественный и бесплатный, глава фермерской ассоциации отвечает встречным вопросом.

– Если переработчик считает, что летом себестоимость практически нулевая, почему он не снижает собственные цены? Почему цена на потребительском рынке зимой и летом «одним цветом»?

Для Байтемирова ответ очевиден: таким образом производители готовой молочной продукции компенсируют летнее снижение спроса. Ассоциация не раз обращалась к переработчикам с предложением выработать универсальную формулу, которая всем позволит вне зависимости от времени года работать с прибылью. Состоялись переговоры лишь однажды – в 2008 году, когда закупочные цены на сырое молоко устремились вниз. На заседании комитета республиканского парламента по природопользованию, экологии и аграрным вопросам ассоциация предложила установить закупочные цены такими, чтобы производитель сырья снимал 30-процентную прибыль. Если договориться не удается, арбитром должен выступить Минсельхоз, а государство пустит в ход экономические рычаги в виде субсидий.

Договориться так и не удалось. В итоге власть решила выделить 100 миллионов рублей на поддержку производителей молока – за каждый литр владелец молочного скота должен был получать два рубля дотаций. Материальная помощь от государства до крестьян действительно дошла, но фактически производитель как был, так и остался при своих шести рублях – буквально на следующий день после принятия решения о дотировании переработчики снизили цены на те самые два рубля...

Впрочем, теоретическая возможность работать с прибылью у небольших производителей есть. Соседние с РТ регионы даже летом, в период «большого молока», испытывают потребность в сырье. Понятно, что Москва или Самара, где работают производства гигантов мировой молочной индустрии «Данон» и «Вимм Билль Данн», нуждаются в молоке высшего качества, которое возможно обеспечить только на высокотехнологичных фермах. Но покупать наше молоко готовы не только лидеры отрасли. Маленькая Мордовия согласна платить за литр по 9,8 рубля. Примерно ту же цену выставила ассоциации Кострома. Нуждаются в молоке и небольшие заводы той же Самары – тамошние молочники предлагали Байтемирову поставить в районы промышленные холодильники для хранения и дальнейшей транспортировки концентрированного молока. Хотя он готов доставлять сырье собственными силами – в ассоциации подсчитали, что транспортировка литра молока от Казани до Москвы обходится всего в рубль. Но чтобы отправить молоко за пределы региона, нужен, по меньшей мере, транспорт. В Татарстане без малого тысяча поселений, каждое из которых в среднем объединяет по три деревни. Для поставки молока в соседние регионы необходимо создать инфраструктуру, позволяющую минимизировать логистические и транспортные издержки.

Что радует главу Ассоциации фермеров и крестьянских подворий – это то, что «процесс пошел». При поселениях сейчас создаются снабженческо-сбытовые кооперативы, задачу развития которых перед ассоциацией ставили председатель республиканского парламента и глава республиканского Минсельхоза. Программа-минимум – организовать кооператив в каждом районе, максимум – в каждом сельском поселении. Кооперативы собирают молоко с подворий, концентрируют и готовят к поставке переработчикам (в будущем же они должны заняться и переработкой сырья). Хранится собранное молоко в 10-тонных холодильниках. Такое оборудование есть уже в Дрожжановском и Альметьевском районах, в Муслюмове и Рыбной Слободе. На очереди – Новошешминск. Закупки идут по программе «50 на 50»: половину стоимости оплачивает ассоциация, половину – министерство. Кроме того, хозяйства, входящие в ассоциацию, начали участвовать в конкурсах республиканского комитета по поддержке малого и среднего предпринимательства на поставку им холодильников, автовозов и автолавок. Но пока едва ли не единственной возможностью покупать технику остается кредитование.

– Чтобы взять кредит, я должен его обеспечить ликвидным залогом, – уточняет Байтемиров. – А откуда у вновь образованных кооперативов ликвидное имущество? Россельхозбанк, например, землю в качестве залога стал принимать только в 2009 году. У кооперативов заложена большая часть машинно-тракторного парка и необремененной недвижимости.

А ведь кредитование небольших хозяйств, причем на льготных условиях, было предусмотрено национальным проектом развития агропромышленного сектора – той его частью, где прописывается развитие малых форм хозяйствования. Недоверчивость банкиров привела к тому, что из более чем 3000 фермерских хозяйств, зарегистрированных в регионе, кредиты получили всего 250 (среди которых не только молочные, но и животноводческие, и растениеводческие). Кроме того, по информации Камияра Байтемирова, 98 процентов выделенных из республиканского бюджета на поддержку аграрного сектора средств разошлись по крупным хозяйствам и переработчикам. Между тем – и это официальная статистика, – несмотря на то, что государственная поддержка сосредоточилась на крупных агропромышленных холдингах, их доля на рынке продовольствия уже несколько лет остается прежней – 51 процент. Остальную часть валовой сельхозпродукции производят фермеры и крестьянские подворья.

– Говорят, что в республике перепроизводство молока. Тогда давайте определимся, какое поголовье оптимально для республики, – предлагает Байтемиров. – А забитый скот оплатим крестьянам по рыночной цене. Сейчас же крестьяне получают прямые указания от глав администраций: коров под нож не пускать. Выходит, работает не экономическая, а больше административная практика.

 Сырье по осени считают

У переработчиков на проблему цен на сырье, естественно, собственный взгляд.

– Производители плачут – мол, «в ноль» работаем, – говорит генеральный директор ОАО «Зеленодольский молочный комбинат» Лариса Четверкина. – А ведь производители сырого молока сами признаются: молоко является единственным товаром, за который они получают живые и быстрые деньги. Например, мы со своими поставщиками обязаны рассчитываться за три дня. Крупные производители сырья и вовсе настаивают на авансах.

Сейчас переработчики переживают самое тяжелое время в году: осень – пора массового отела, из-за которого производство сырого молока снижается. Дефицит, продолжающийся вплоть до середины января, заставляет переработчиков собирать молоко «с миру по нитке». Тот же ЗМК, ежесуточная потребность которого в сырье составляет 50 тонн, снабжают порядка 20 поставщиков.

Нехватка сырого молока, в свою очередь, приводит к росту закупочных цен. А вместе с ними растет и доля сырья в структуре себестоимости конечной продукции, достигая 75–80 процентов.

– Чтобы исключить некорректные высказывания о том, кто на ком наживается, надо понять, кто сколько зарабатывает. Я не могу отвечать за производителей сырого молока. Зато открыто могу говорить как переработчик: сегодня, когда за литр сырого молока приходится платить 9,5 рубля, переработчики, не входящие в агрохолдинги, работают практически с нулевой рентабельностью, – говорит Четверкина.

Ситуация осложняется еще и тем, что значительная доля произведенного в Татарстане молока уходит за пределы республики – в Москву, Ульяновск, Самару, Владимир, Уфу. Эти регионы, в отличие от Татарстана, даже в период «большого молока» не покрывают собственных потребностей в сырье и готовы платить за сырое молоко хорошие деньги – 10, а за молоко высшего качества даже 12 рублей за литр. Потом, правда, проданное молоко в республику возвращается, но уже в виде готовой продукции, которая на прилавках торговых сетей составляет конкуренцию нашей собственной (сегодня в торговых сетях ассортимент «молочки» насчитывает как минимум 20 брендов). Что местным переработчикам, особенно в нынешних условиях, оптимизма не добавляет: финансовый кризис заставил экономить потребителей молока (а это, в первую очередь, дети и старики) даже на продуктах первой необходимости. Переработчики признают, что в нынешнем году снизилось не только потребление молочных десертов, но и обычных молока, кефира и творога. Так, на ЗМК, по информации его руководителя, объем реализации молочной продукции снизился на 20 процентов.

Особые чувства у республиканского Минсельхоза и у местных производителей молочной продукции к… белорусам. Точной статистики по доле белорусской «молочки» на местном рынке нет. Однако и чиновники, и переработчики уверяют: минимум 10 процентов. Белорусское масло и сыр можно купить на любом городском рынке, причем отменного качества, по цене меньшей, чем продукты местных производителей. Братское государство производит столько дешевого молока, что его хватает не только на покрытие собственных потребностей, но и на масштабные поставки в РФ и Европу.

– Закупочная цена на молоко в Белоруссии в пересчете на наши деньги – пять рублей, – говорит Четверкина. – Еще два рубля им доплачивает бюджет. Этих денег с лихвой хватает на то, чтобы переработать сырое молоко и доставить на российские региональные рынки, удерживая цену ниже среднерыночной.

С некоторым облегчением местные переработчики вздохнули в июне, когда главный санитарный врач РФ Онищенко запретил поставки белорусского молока и молочной продукции в Россию из-за несоответствия их требованиям российских технических регламентов. Впрочем, запрет был снят едва ли не через месяц. То ли братья-славяне за это время успели модернизировать всю свою молочную промышленность, то ли животноводство подкорректировала политика, но единственный продукт, который до сих пор запрещен к импорту из РБ, – сухое молоко (опять же по причине несоответствия его ТР).

В будущее татарстанские переработчики молока смотрят без особого оптимизма. Минсельхоз прогнозирует, что повышение закупочных цен на сырье продолжится и, возможно, к Новому году литр сырого молока будет стоить 11–12 рублей. Начальник отдела развития продрынка Минсельхоза Ильяс Зиннуров говорит, что самые справедливые деньги – почти 14 рублей за литр – производителям молока платили в конце 2007-го – начале 2008 года. Переработчики говорят, что если закупочные цены вновь вырастут до таких значений, единственное, что им останется, – на 10–15 процентов повысить отпускные цены. Литр нормализованного молока жирностью 2,5 процента будет стоить, к примеру, 25 рублей. Что, естественно, будет без энтузиазма встречено и Правительством, и рядовыми гражданами. Однако прошлые свои ошибки молочники вряд ли повторят. На рубеже позапрошлого и прошлого годов, напомним, Европа испытывала молочный голод, поставки на российский рынок импортного молока резко сократились, что, само собой, вызвало повышение цен – особенно на масло и сухое обезжиренное молоко (СОМ). Переработчики, решив воспользоваться конъюнктурой, переключились на масло и СОМ. Вот только конъюнктура была весьма кратковременной, повышенным спросом эти продукты пользовались не более двух-трех месяцев. Продать их молочные заводы не успели, в итоге продукция застряла у переработчиков. Некоторые предприятия не могут избавиться от нее до сих пор (по информации Зиннурова, склады «Вамина» до сих пор завалены произведенным тогда сухим молоком).

Переработчики понимают, что молоко – социально значимый продукт и вопрос повышения цены на него не только экономический, но и политический.

– Но если не повышать цены, многие молочные производства могут встать: им просто нечем будет рассчитываться со своими работниками, энергетиками, транспортниками и поставщиками вспомогательных материалов, – констатирует генеральный директор ЗМК.

Наконец, представители «молочки», как, впрочем, и любой отрасли пищевой промышленности, страдают от медленной оборачиваемости собственных средств. Любая крупная торговая сеть в договоре с поставщиком обязательно прописывает длительность отсрочки платежа, которая, в зависимости от объемов, составляет 20–45 дней.

– Мы не видим денег за свой продукт, – констатирует Четверкина. – Как только начинаешь выставлять претензии, сеть легко может отказаться от сотрудничества с предприятием, ведь конкуренция на молочном рынке огромна.

И высокие, по мнению переработчиков, закупочные цены на молоко, и перенасыщенность рынка, и нехватка средств в итоге снижают инвестиционную привлекательность «молочки». Чтобы улучшать качество не в ущерб кошельку конечного потребителя, молочники должны вкладывать немалые средства в модернизацию производства. Производственные мощности Зеленодольского молкомбината не модернизировались около десяти лет, лишь в этом году предприятие запустило линию розлива молока в ПЭТ-бутылки (в такой упаковке оно не киснет 10 дней). Расчетный срок окупаемости нового оборудования, прописанный в бизнес-плане ЗМК, – полтора-два года. Однако за саму линию предприятие не смогло рассчитаться до сих пор. Лариса Четверкина признается: с учетом всех обстоятельств, в числе которых не только рост закупочных цен на молоко, но и 50-процентное падение спроса на молоко в ПЭТ-бутылках, инвестиции в оборудование ее предприятие окупит не раньше, чем через пять лет.

 Ну и чем будем жертвовать?

Пока республика держит относительно низкие цены на молочную продукцию. Так, по данным республиканского комитета статистики, цена на потребительском рынке с начала года даже снизилась. По сравнению с нынешним январем к осени цена на сметану снизилась на 10,98, на жирный творог – на пять, на сыр – в среднем на 23 рубля за килограмм. Сохранение молочного стада республики – обязательное, хотя и не единственное условие для того, чтобы потребительские цены удержались на относительно низком уровне.

– Я не могу отвечать за переработчиков – какие убытки они терпят и терпят ли вообще из-за небольшого повышения закупочных цен на сырье. Но я знаю, что производство молока на селе пока остается убыточным. Однако лишись мы сейчас части молочного стада – и на его восстановление уйдут многие годы, – утверждает Ильяс Зиннуров.

Рассчитывать на не раз объявленные, но так и не начавшиеся государственные молочные интервенции чиновники не советуют: государство до сих пор не закупило у производителей ни одного килограмма сыра, масла или сухого молока.

– Вопрос интервенций с повестки дня российского Минсельхоза не снят. Однако даже если в ближайшее время государственные закупки и начнутся, объем их будет небольшим и сколько-нибудь заметного влияния на положение дел не окажет, – прогнозирует Зиннуров.

С ним согласна и Лариса Четверкина: переработчики уже научены горьким опытом работы «на склад». Кстати, Минсельхоз РФ предлагал Зеленодольскому комбинату, равно как и другим российским молочникам, субсидировать… хранение произведенной на собственные средства про запас и не оплаченной молочной продукции. Те, ясное дело, отказались.

Увы – ни в российском, ни в республиканском Министерстве сельского хозяйства не исключают вероятности роста цен на молочную продукцию на потребительском рынке, несмотря на его перенасыщенность. Так что, похоже, чем-то жертвовать все же придется: либо производителю – коровой, либо переработчику – прибылью, либо потребителю – деньгами. 

Навигация

сгущенка    со сгущенкой    рецепт сгущенки    рецепты со сгущенкой    торт со сгущенкой    вареная сгущенка    орешки со сгущенкой    крем из сгущенки    орешки со сгущенкой рецепт    с вареной сгущенкой    торт из сгущенки    крем со сгущенкой    банка сгущенки    как варить сгущенку    сколько варить сгущенку    домашняя сгущенка    сгущенка сметана    крем из сгущенки и масла    торт со сгущенкой рецепт    крем для торта из сгущенки    наполеон со сгущенкой    сгущенка в домашних условиях    торт вареная сгущенка    печенье со сгущенкой    вареная сгущенка рецепт    тесто со сгущенкой    орешки с сгущенкой    сколько сгущенки в банке    орешки с вареной сгущенкой    торт с вареной сгущенкой    рецепты с вареной сгущенкой    вареная сгущенка крем    пирог со сгущенкой    торт наполеон сгущенка    сгущенка фото    медовый торт со сгущенкой    трубочки со сгущенкой    сколько варить сгущенку в банке    как варить сгущенку в банке    торт наполеон со сгущенкой    как сделать сгущенку    печенье из сгущенки    сметана со сгущенкой    крем со сгущенкой для торта    как приготовить сгущенку    коржи со сгущенкой    коржи из сгущенки    медовик со сгущенкой    торт сгущенка сметана    рецепт орешки с сгущенкой    печенье со сгущенкой рецепт    тесто для орешков со сгущенкой    бисквитный торт со сгущенкой    рецепт торта с сгущенкой    печенье орешки со сгущенкой    торт из коржей со сгущенкой    рецепт орешки с вареной сгущенкой    масло со сгущенкой    крем из сметаны и сгущенки    тест сгущенки    
Страницы:
1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34    35    36    37    38    39    40    41    42    43    44    45    46    47    48    49    50    51   

Новости сети